Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Ненецкая лайка – достояние Арктики

Ненецкая лайка – достояние Арктики
Фото Из личного архива Яна Турова
Интервью с Яном Туровым, директором НКО «Фонд экономических программ» и членом МРОО «Ассоциация полярников».

Недавно при поддержке Фонда президентских грантов стартовал проект «Ненецкая лайка – достояние России», совместно с Союзом оленеводов Ямало-Ненецкого автономного округа и НКО «Фонд экономических программ» Архангельской области. Будет создан первый в России Центр по сохранению этой породы.

Про эту удивительную породу и создаваемый Центр поговорим с Яном Туровым, директором НКО «Фонд экономических программ», членом МРОО «Ассоциация полярников».

Фото из личного архива Яна Турова

— Расскажите подробней о проекте по сохранению породы ненецкой лайки.

— Проект звучит как «Ненецкая лайка – достояние России». Это имеет под собой очень серьёзное основание, речь идёт не только о сохранении ненецкой лайки, как породы. По сути, это единственная тундровая порода. Ареал её обитания – вся арктическая зона России, то есть вся территория от Кольского полуострова до Чукотки, а также и Дальний Восток. Речь идёт о такой важной отрасли, как северное оленеводство в России. Это не только культурное наследие – часть традиций и быта коренных северных народов России, это ещё и часть их экономики — исконного хозяйства.

Лично я, как директор Фонда экономических программ, как полярник, этой темой начал заниматься практически пять лет назад, исследуя и реализуя программы и проекты, которые связаны, в частности, с ненцами. Ненцы у нас — самая многочисленная из малочисленных народностей севера, они обитают в Ненецком и Ямало-Ненецком автономных округах. А Архангельская область включает в свои границы Ненецкий автономный округ, а что еще важно – ненцы осуществляют хозяйственную деятельность на территории нашей области.

Этот проект является продолжением ещё одного проекта по сохранению ненецкой лайки, который мы начали в 2018 году, тогда его поддержала такая организация – «Проектный офис развития Арктики» в Москве. В результате реализации я был в поиске партнёров, которые могли дать этому проекту более масштабный статус. Статус Российский или, как минимум, межрегиональный. И таких партнёров я нашёл в Ямало-Ненецком автономном округе, сейчас этот проект получил поддержку Фонда президентских грантов.

По сути, для нас это первый этап, его задача, чтоб в России был создан первый в своей истории инновационный центр сохранения породы. Там будет вестись работа в сфере биотехнологий, то есть будет создан первый в России генетический паспорт породы ненецкой лайки. Работа в сфере кинологии. Мы хотим готовить кинологов ненецкой лайки. Это деятельность, я бы сказал, соединение этнографии и науки. Ненцы, они готовы передавать свои традиционные знания об этой породе, процентов 80 всех знаний о собаке у них.

Эта порода уникальна своей многофункциональностью. Эта собака она и поисковик, и сторож, и нянька, и пастух, и спасатель. Она очень вынослива, переносит экспедиции очень успешно.

Мы будем вести работу в различных направлениях. То есть это наука во всех её проявлениях, и прикладные вещи, которые связаны с популяризацией этой породы и вообще традиционного собаководства. Наша задача начать с ненецкой лайки, а дальше с другими, так как есть несколько пород традиционной лайки. В России, к примеру, есть корякская лайка на Камчатке.

Вопрос стоял о государственной программе. В будущем наша большая цель – сохранение традиционного собаководства. Почему государственная? Потому что традиционное собаководство по нашему предложению было включено в проект стратегии развития Арктики в России до 2035 года.

Второй момент. Будет создан центр. Что такое центр? То есть это Тундра, в ней будет стоять несколько ненецких чумов. Сейчас речь идёт о том, что на уровне Министерства сельского хозяйства России мы вышли на профильный ВУЗ – Государственная сельскохозяйственная академия, которая находится в Ярославле. Нам интересно развивать межрегиональное сотрудничество. Сейчас мы уже фактически начали работу по оценке необходимого для создания малого инновационного предприятия по сохранению Ненецкой Лайки. Малое инновационное предприятие – это практически центр, где мы будем вести всю разноплановую работу.

Ещё важный момент. Работа будет направлена на социальную функцию. Нам важно, чтоб молодёжь не уезжала с крайнего Севера. В первую очередь это молодёжь, которая представляет коренное малочисленное население, то есть ненцы. Чтоб они вникали и входили в этот процесс.

Если будет создано такое малое инновационное предприятие, то это возможность государственного финансирования, федерального, и в том числе регионального.

Такой центр может быть создан и с помощью информационных технологий. То есть может быть создан виртуальный проектный офис в сети. Сейчас цифровизация – это очень важно. То есть это все современные решения, которые есть и за рубежом, и в России, для того, чтоб молодёжь, находясь не важно где, занималась темой, связанной с Ненецкой Лайкой.

— Эта порода зарегистрирована в FCI?

— Смотрите сейчас какая ситуация. Процесс регистрации породы даже на уровне России он не завершён. Был создан в 1991 году стандарт породы. Но в России нет организации, которая имеет право, чтоб выдавать документ, который говорит о родословной породы. И вот этот Центр, который будет на Ямале, а мы бы очень хотели, чтоб его филиал появился в Архангельске, чтоб он стал первым в России, он будет выдавать официальные документы о родословной породы.

Получается пока, если Вы возьмёте собачку из Нарьян-Мара или Салехарда, она не будет иметь никаких документов, кроме ветеринарного паспорта.

Почему речь сейчас не идёт об FCI? Это международная федерация, а наша задача решить государственные нужды на уровне России. То есть, что такое FCI? Это возможность беспрепятственного вывоза собаки за рубеж. У нас немного другая задача, стратегия. Мы хотим, чтоб эта порода была защищена в России, охранялась.

Я знаю, что мои партнёры – Союз оленеводов Ямала ведут работу, чтоб был издан закон, пока на уровне Ямала. Мы уже готовили обращение в Министерство культуры России, но пока оно не получило движение. Сейчас мы начинаем двигаться с регионального уровня, чтоб на уровне Ямала эта порода была признана, как особо ценная. Но в результате определения численности, может мы придём к тому, что эту породу вообще требуется занести в Красную Книгу.

Из личного архива Яна Турова

— Пока неизвестна её численность?

— Да, пока мы знаем приблизительную численность в Ненецком автономном округе. Это не больше 2 тысяч собачек. Но уже есть оценки на уровне федерального центра комплексного изучения Арктики имени Лавёрова Российской Академии наук, что есть недостаток этих собак для оленеводства, то есть уже нехватка.

В России мы имеем уникальную ситуацию, когда человек, собака и олень едины, благодаря этому у нас, по сути, и развивается северное оленеводство. В Европе оно уже идёт на спад, потому что используются технологии: дроны, снегоходы. И это ведёт к уходу от традиционного вида хозяйства.

Ненцы сохранили оленеводство. Наша задача, чтобы методология была оформлена. Селекция, разведение – это будут инновационные решения и технологии.

Есть огромный интерес за рубежом к породе. Сейчас ведутся переговоры, мы ждём официального подтверждения. Эксперты Швеции готовы принять участие в нашей работе. Шведы уже 12 лет изучают породу. Они убеждены, что эта порода имеет древнее происхождение. И что эта порода имеет огромное значение для сохранения их шведских собак – шведских лапхундов. Потому что ещё одна проблема – имбридинг, когда собаки близкородственных пород скрещиваются. Это ведёт к разрушению породы. Мне это подтверждают общественники из Нарьян-Мара, то есть там это уже происходит.

Если не будет программы контроля породы, ее чистоты и численности, мы не будем знать сколько собак, не будет создан генетический паспорт, реестр собак. Если мы не будем знать сколько у нас чистокровных собак — мы утратим единственную арктическую чистокровную породу. Почему она аборигенная? Потому что она была создана природой. Оленеводы нашли её в Тундре ещё несколько столетий назад и начали использовать для охоты. А потом поняли, что это превосходный пастух. И это возможность использования не только для задач оленеводства, она может использоваться в других направлениях животноводства — овцы, коровы и так далее.

Австралийцы уже хотели вывозить эту собаку, чтоб использовать у себя. Мы приостановили этот процесс. Она могла бы быть вывезена и там в Австралии бесконтрольно использована.

А мы пока считаем важным идти путём сохранения этой породы в России.

Ещё очень важно, что Ненецкая Лайка может быть использована в других государственных направлениях: охрана, криминалистика, таможенная служба, МЧС и так далее. Для этого нам и необходимо создать такой Центр, его подразделение в Архангельске. Потому что Архангельск ближе и логистически здесь можно решать задачи параллельно с Салехардом. К примеру, по служебному собаководству.

Из личного архива Яна Турова

— В Нарьян-Маре планируется создание такого центра?

­- Пока речь о Нарьян-Маре не идёт, но мы бы хотели, чтоб там появился такой центр. Возможно, на следующем этапе Нарьян-Мар подключится к нам, и будет участвовать во втором этапе работы. Поэтому такой центр хорошо бы иметь и там. Это важно, потому что там тоже есть оленеводство. Понятно, что в Салехарде в разы больше масштабы, но в Нарьян-Маре это тоже необходимо. Стратегически важно.

— Норвежцы утверждают, что именно их собаки сыграли важнейшую роль в освоении Арктики. Вы с этим согласны? Или всё же ненецкая лайка принимала важное участие в освоении?

-Начнём с того, что изначально вклад России в освоение Арктики он более значим. У нас есть факты подтверждающие, что в тех экспедициях, которые были, использовались Ненецкие Лайки.

Можно посмотреть книгу Бориса и Олега Широких, собаковода и лайковеда из Украины и зоолога из Саратова. Борис Широкий в своё время вел работу по изучению Ненецкой Лайки на Дальнем Востоке в Советском Союзе, а сейчас создал научное предприятие, которое на Украине занимается этой породой. Парадокс, что порода ненецкой лайки сохраняется на Западной Украине, а в России не сохраняется. В России такой системной работы с этой породой не ведётся. Нужно, чтобы эта работа велась у нас.

Олег Широкий исследовал и подтверждал, что в экспедициях Амундсена, Седова, Брусилова, Борисова, Спанненберга, Волкова использовалась именно ненецкая лайка. Он эксперт нашего проекта, будет участвовать в нашей работе. Ненецкую лайку в своих экспедициях использовали и используют сейчас.

Возьмем, к примеру, советский период. Не было бы оленеводства на Чукотке, если бы не ненецкая лайка, не энтузиасты, которые завезли её с Ямала. Был такой зоолог Волков, именно он завёз её на Чукотку. Там началось её использование, как ездовой собаки. И конечно в оленеводстве.

Современные собаки Норвегии — предки современных заводских пород из группы шпицев – норвежские серый и черный ельгхунды, норвежский лундехунд, норвежский бухунд — не сохранили примитивность в комплексе признаков, почему не в праве носить имя «Лайка».

И ещё одна наша важная задача, чтобы не было давления американской породы хаски. Это искусственная породы, результат американской селекции. По сути, это шоу-собака. Но да, она хорошая ездовая собака, но её качества как минимум раза в 2 ниже, чем у ненецкой лайки. Это декоративная искусственная собака.

Тогда как ненецкая лайка, мало того, что имеет привлекательный внешний вид. Это собака, которая используется для работы. Она поможет и в хозяйстве, и в других направлениях.

Наша организация проводила совместный проект с американскими индейцами. Это было в 2017-2018 годах. Они подтверждают, что у них тоже была собака, которая по внешнему виду похожа была на ненецкую лайку. Уже доказано, что есть генетическая связь между индейцами и нашими коренными народами. Поэтому не исключено, что ненецкая лайка – дальний родственник собак американских индейцев.

Корни породы уходят в Китай, это мы знаем точно. Сибирские собаки тоже связаны с ненецкой лайкой.

— Я читала, что во время Великой отечественной войны ненецкая лайка помогала людям. Как? Что там делали собаки?

— Во время войны были созданы специальные батальоны. Это были небольшие подразделения, которые состояли из ненецких оленеводов, их лаек и оленей. Эти подразделения были и на карельском фронте, это была оборона Заполярья, оборона блокадного Ленинграда. В частности, вывозили раненых.

Ненецкие лайки участвовали в боевых действиях, в поисковых работах. Эти собаки не оставляли своих хозяев. Если боец замерзал, то собаки его согревали. Они бросались под танки. Это факт.

Архангельская область сыграла важную роль. Эти батальоны создавались в Нарьян-Маре и на Ямале. Те, что формировались в Нарьян-Маре потом проходили через Мезень в Архангельск, здесь формировались сначала эшелоны, комплектовались. А затем шли на оборону Мурманска и всего карельского фронта. Они даже дошли до Праги.

Все олени и собаки, которые прошли войну, потом не запрягались. К ним было более почётное, уважительное отношение.

Это было решение Сталина в 1941 году о создании таких спецподразделений для разведки, для диверсии, спасения раненых. Собаки помогали оленеводам, они получали ордена славы.

Простые оленеводы были прекрасными охотниками, они могли попасть белке в глаз. Поэтому они использовались как снайперы. Такая собака, которая чувствует медведя за десятки километров, была очень нужна в разведке.

Мы хотим, чтобы центр занимался и такой работой, где будут рассказывать о роли ненецкой лайки в ВОВ. Сейчас на Ямале работа по увековечиванию роли оленной армии уже идёт.

Этот центр будет нести миссию по сохранению истории.

— Если кто-то захочет взять себе ненецкую лайку, где её можно найти?

— Это не просто. Ненцы используют её у себя в хозяйстве. Взять её достаточно сложно. Ненцы могут и не отдать собаку, потому что она, как член семьи, потому что с ней и дети их растут.

Я знаю, что в Краснодаре есть какой-то питомник частный. Но на сколько это официально под большим вопросом.

Есть предприниматель в Санкт-Петербурге, ферма «Лесная избушка», но там задача не продажа ненецких лаек, а именно туризм для популяризации культуры коренных народов Севера. Чтоб люди приезжали, смотрели на них, проводятся фототуры. То есть у них там не задача номер 1 – продажа ненецких лаек.

Наша задача, как я её вижу, чтоб также велась и работа по обеспечению оленеводов и государственных структура в Ненецких Лайках. Ну и чтобы они попадали к людям, ведущим активный образ жизни.

Когда будет создан этот центр, то через него можно будет приобрести собаку. Так как это будет устойчивое, сбалансированное ведение селекционной работы. И оленеводы будут с собаками. И так как он будет решать вопросы разведения в естественных условиях, то и других люди смогут приобрести.

Это можно делать и в Архангельской области, так как тут есть тундровая зона, оленеводство.

Мы хотим, чтоб ненецкие лайки попадали к правильным хозяевам. Чтоб не было историй, как с теми же хаски, которые мучаются в Москве. Они попадают в каменные джунгли, хотя они должны быть на природе.

Вот почему Ямало-Ненецкий автономный округ был избран, как территория? Мы ждём передачи данных из Швеции в Россию, которые подтвердят, что на Ямале самые чистокровные собаки.

То есть можно брать собак на Ямале. В Ненецком автономном округе порода незначительно изменилась, но и в НАО есть шанс найти чистокровную собаку.

Но с точки зрения науки мы хотим видеть подтверждающие документы, что именно на Ямале чистокровные собаки. В НАО можно эту породу скорректировать, дать возможность ей сохраниться.

Мы бы хотели делать это через Центр сохранения ненецкой лайки. Сейчас ведём работу по созданию такого и в Архангельске, есть инициативная группа, интересанты. Мы думаем, такое будет интересно людям в сельской местности, людям, которые занимаются вещами, связанными с путешествиями, с активностями.

Охотникам рекомендую эту собаку.

Из личного архива Яна Турова

— То есть это очень активная собака?

— Да, она активная. Для собаки пробежать в Тундре 40-50 километров за день не проблема.

Хозяева замечают, что, когда собака пасёт оленей, то она их немного прикусывает.

В Архангельске есть точно одна ненецкая лайка, мы хотим, чтоб она стала частью работы по сохранению породы. Мы за ней наблюдаем, и она также прикусывает, у неё заложен этот и инстинкт пастуха.

Это очень активная собака. Для двухмесячного щенка 5-6 часов активности – это нормально.

По нашей информации, уже после 6 месяцев ненцы имеют рабочую собаку.

Идея Центра, чтоб там при участии ненцев, оленеводов велась работа по обучению собак: пастуха, окарауливание и другое.

Ненцы в Тундре её держат на привязи, чтоб она не убежала, и это охрана от волка, от медведя, песца, росомахи. То есть это защита стада.

Если взять собаку, то она будет охранять дом.

Это собака, которая обучена природой. Но это не говорит о том, что с ней не надо заниматься, с ней будет достаточно легко заниматься. Это, скажем так, продвинутая собака.

— Ненцы её держат по одной или нет?

— Мы знаем, что у каждого ненца минимум 2 собаки, на стойбище их 5-7. Чем больше стадо, тем больше собак. То есть чум и 5-7 собак, это необходимо. Но это маленькое стойбище, обычно чумов 3-5.

Точно, что одна собака есть у каждого оленевода.

— То есть между собой они хорошо уживаются, а с другими домашними животными?

— С другими не очень.

— Это самодостаточная собака, да?

— Она охотник. Она будет защищать свой ареал. Но, как говорится, как воспитаешь. Но, по нашим наблюдениям, она всё же будет жить своими природными инстинктами.

Я могу сказать, что собака не агрессивная, она дружелюбная, компаньон. Но защищать она будет хозяина. Собака очень любит хозяина, предательство чувствует. Чувствует хозяина, отношение, это тоже её особенность.

Из-за её психофизиологических, исторических, культурных и других особенностей мы считаем, что эта собака является достоянием Севера, достоянием Арктики.

Её тестировали и в южных широтах, она переносит хорошо и жару, и холод. Её можно использовать в разных широтах России по назначению. А в применении она достаточно универсальна.

Яндекс.Метрика